Василий Васильевич (1866—1944)
Жизнь и творчество

На правах рекламы:

Все серии сериала Бонус тут



Из истории сахалинской нефти

В ответ на статью в «Правде» пришла толстая бандероль из города Охи на Сахалине от И.Ф. Панфилова.

Иван Федорович, костромич по рождению, тридцать лет проработав тонографом, исходил Сахалин вдоль и поперек, заглянул и в глубь времен, разузнал имена первооткрывателей сахалинской нефти, а в итоге написал книгу «Трудная нефть». Так у него оказалась копия телеграммы, отправленной из Петербурга 31 января 1889 года, в которой перечислены фамилии неизвестных ему людей.

«Покойный тесть Ивановъ июле 1880 заявилъ открытие нефти. Прошениемъ губернатора покойница теща августе 1881 возобновила ходатайство чрезъ областного инженера. Разрешение министерства получилось неудобныхъ условияхъ. Приезде Петербургъ лично возобновилъ ходатайство министерстве, окончившееся высочайшимъ утвержениемъ источниковъ за мною. Генерал-губернатору1 сообщено: Кузнецовъ, Шевелевъ, Старцевъ, Токмаковъ и другие вошли компанию. Выезжаю на разведки = Зотовъ».

Для пояснения текста придется вкратце изложить предшествующие события, используя при этом книгу И. Панфилова «Трудная нефть». Летом 1879 года проводник-якут Филипп Павлов привез собранную с поверхности озера близ Охи маслянистую жидкость купцу А. Иванову, у которого служил в Николаевске-на-Амуре, и сказал, где набрал эту «керосин-воду». Зная ценность нефти, Иванов послал прошение Приамурскому генерал-губернатору Корфу на отвод ему тысячи десятин для разведки нефти. Ответа Иванов не дождался: прошение было отослано по инстанции лишь три года спустя, когда его уже не было в живых.

Неизвестно, как Зотов, наследник Ивановых, нашел Старцева, Токмакова, Шевелева, но они стали компаньонами фирмы. Уверен в том, что именно они убедили войти в компанию представителей фирм «Алексея Губкина наследник Александр Кузнецов и К°», «Наследники Мамадышского 1-й гильдии купца Н.И. Щербакова», «Торговый дом Ивана Чурина и К°», а также кяхтинского 1-й гильдии купца И.Д. Синицына.

Почти все имена знакомы мне. Губкин, вероятно, родственник Д. Губкина, дочь которого Ирина вышла замуж за Аверина, управляющего на острове Путятине. Иркутянин Иван Чурин еще в 1857 году вместе с декабристом Михаилом Бестужевым вел караван барж из Забайкалья в Николаевск-на-Амуре. Позднее он стал знаменитым купцом, обосновался в Благовещенске, но филиалы его торгового дома действовали по всему Дальнему Востоку и даже в Китае. А Иннокентий Дмитриевич Синицын — кяхтинец...

Такие вот интересные люди в числе пионеров освоения сахалинской нефти. Какие, оказывается, тесные связи между Забайкальем, Приморьем, Сахалином были в то время! Какую большую роль в освоении Дальнего Востока сыграли кяхтинцы, селенгинцы, иркутяне!

Осенью 1892 года Зотов начал глубокое бурение. На глубине 96 метров стенки ствола обвалились, скважину пришлось оставить.

Компаньоны не были наивными людьми, не ожидали немедленного успеха. Однако почти пять лет тщетных попыток привели к тому, что в 1893 году компания Зотова распалась. А. Старцев бросил все силы на свое путятинское хозяйство и поиск каменного угля, Токмаков в Крыму занялся промышленным виноделием, Шевелев во Владивостоке — развитием пароходного сообщения.

В те годы Шевелеву принадлежало четыре парохода. Через два года после гибели «Батрака» (в 1878 году близ Сахалина) он купил новый пароход, названный им «Байкал» в честь знаменитого транспорта Г. Невельского. В начале 1891 года куплено сразу два судна — «Владимир» и «Стрелок». Шевелеву принадлежал и пароход «Новик», погибший в 1904 году в Порт-Артуре.

Именно на «Байкале» в июле 1890 года отплыл из Николаевска-на-Амуре на Сахалин А.П. Чехов. Пароход показался «после байкальских и амурских пароходов довольно сносным». Удивил, правда, тариф — «очень высокий, какого, вероятно, нет нигде в свете». Тут я попытаюсь защитить Шевелева. Дело в том, что маршруты только осваивались, и высокий тариф был своего рода платой за риск и страх. Кроме «Батрака» Шевелев в 1897 году потерял сразу два парохода — «Владимир» и «Стрелок».

Потом он постепенно передавал свои морские линии Морскому пароходству КВЖД. В 1903 году Михаил Григорьевич в возрасте 72 лет скончался. Имя его навсегда войдет в историю России — имя одного из блистательных пионеров освоения Дальнего Востока, основателя пароходной компании «Добровольный флот», которая с 1883 по 1901 год перевезла из Одессы во Владивосток более 57 тысяч переселенцев с Украины...

Но завершим тему главы об истории сахалинской нефти.

Во время русско-японской войны, в результате которой юг Сахалина и Курильские острова отошли к Японии, было не до поисков нефти, а там — первая русская революция, и лишь осенью 1907 года Зотов снова начал хлопоты.

Царские чиновники и на этот раз ответили отказом. И вот к человеку, отдавшему поиску сахалинской нефти все силы и средства, фактически разорившемуся на этом, явился с предложением о сотрудничестве знаменитый Нобель, один из братьев — владельцев нефтяной фирмы в Баку. Лично Зотову он посулил 250 тысяч рублей золотом только за то, чтобы тот передал право разведки или принял в компаньоны. Однако Зотов, как пишет И. Панфилов, из патриотических побуждений отказал магнату.

Перед первой мировой войной вокруг Сахалина разгорелся бум: кроме братьев Нобелей в борьбу вступили «Петербургско-Сахалинское нефтепромышленное и каменноугольное общество», английская компания «Ойл Филдс и К°», мексиканский магнат Пирсон, швед Егесторф, представители японских концернов. В конце первой мировой войны японцы, оккупировав Приморье и север Сахалина, начали разведку в районе Охи, то есть там, где вел поиски Зотов.

Но только в советское время был достигнут успех. В 1928 году с глубины 192 метра в Охе пошла нефть. С тех пор добыты многие миллионы «черного золота», миллиарды кубометров газа. Поисковые работы ведутся и сейчас. Как пишет Панфилов, он ходил по маршрутам первых разведчиков, и путеводителем ему служил «Планъ глазомерной съемки местности с показаниемъ замеченныхъ природныхъ выходовъ нефти, составленный отставнымъ лейтенантомъ флота Г.И. Зотовымъ в 1899 году». Панфилов нашел много следов первоизыскателей — выложенные прямоугольником истлевшие бревна, служившие основанием палаток, остатки шурфов, ржавый буровой инструмент. Факт, на мой взгляд, символичный: чуть ли не сто лет спустя изыскатели пользовались картой своих коллег, живших в XIX веке.

Первоизыскатели и компаньоны тех лет сделали все, что могли. Непреодолимой преградой встали перед ними не только болота и толща суровой земли, но и вязкая волокита, непрошибаемость лбов царских бюрократов, на протяжении многих лет замораживавших освоение богатств Сахалина.

Примечания

1. Имеется в виду генерал-губернатор Приморской области А.Н. Корф.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Главная Биография Картины Музеи Фотографии Этнографические исследования Премия Кандинского Ссылки Яндекс.Метрика