Василий Васильевич (1866—1944)
Жизнь и творчество

На правах рекламы:

• Купить гранитный щебень в воронеже с доставкой цена.



Т.М. Перцева. «Кандинский в поисках психофизических основ элементов искусств»

В России в первые полтора десятилетия XX в. сложилась особая культурная атмосфера, содержавшая в себе большой потенциал, не успевший полноценно послужить мировой культуре из-за начавшейся в августе 1914 г. первой мировой войны и последующих событий.

Научные достижения исследовательской мысли деятелей Европы и Америки, изложенные в книгах и статьях, очень быстро переводившихся на русский язык, распространялись в обществе с помощью книг библиотеки самообразования, популярных научных изданий — типа альманаха "Вселенная и человечество", пополняли списки обязательной литературы среднеобразовательных школ, вводились как обязательный предмет изучения в учебники для гимназий. Среднему образованию уделялось особое внимание. Человек, вступающий в мир, должен был иметь ясное представление об окружающем в свете всех представлений о нем своего времени.

В этот период акцентировала на себе внимание психология. С 1908 по 1914 г. в Санкт-Петербурге издавались "Основы физиологической психологии" В. Вундта, известного немецкого психолога, представившего, например, данные научных опытов о влиянии разных цветов на психику человека, ученого, развивавшего идеи о психофизике, выдвинутые основателем этой науки Г. Фехнером.

Книга немецкого психолога Т. Липпса "Основы психофизики", изданная в Санкт-Петербурге в 1903 г., привлекла внимание русского общества к этой науке. Ученые предлагали вниманию художников плоды своих исследований — это "Психология красоты и искусства" Т. Липпса, "Фантазия как основа искусства" В. Вундта1 и многие другие.

Кандинский, искавший пути пробуждения "способности восприятия духовной сущности в материальных и абстрактных вещах"2, обратился к психофизическим основам элементов искусств. Обращение к психофизике, предполагающее изучение двух закономерно соотносящихся рядов явлений — психических и физических, питало его творчество, позволяло ему развивать некоторые аспекты работы "О духовном в искусстве".

В своих поисках, кроме художественной интуиции, мастер опирался на опыт научного знания. Понятие "художественное" он ставил на первое место в этом сочетании. На вопрос: "Какую работу Вы считаете наиболее подходящей для себя?" — Кандинский отвечал: "Профессионально-живописную и художественно-научную"3.

О том, что труду художественно-научному он уделял немало внимания, свидетельствует создание им художественных обществ, журналов, теоретических трактатов — всего, что является неотъемлемым от стези его творческого развития.

Кроме того, Кандинский способствовал организации Института художественной культуры, программу которого он и составил, возглавив затем секцию монументального искусства, в которой пытался реализовать мечту о синтезе искусств с помощью науки.

Дальнейшее развитие художественно-научных поисков мастера проходит в Академии художественных наук, при организации которой Кандинскому, как главе специально созданной комиссии, поручается разработать конкретную программу исследований в утилитарно-практическом плане — в "физико-техническом и психофизиологическом направлениях". Известно, что через две недели после получения этого задания, Кандинский называет порученную ему комиссию физико-психологической и предлагает план "научных работ Академии в психофизическом направлении"4.

В разных терминах, употребляемых здесь, отражено разное понимание задач Академии: научно-художественная комиссия предлагает Кандинскому разработать программу работ Академии в плане утилитарно-практическом — познанные законы материи поставить на службу техники и физиологии. Сам же Кандинский предлагает обратиться к психофизике и исследовать законы духа и материи. (Возможные дискуссии по этому поводу не отражены в известных нам документах.) Компромиссный, вероятно, термин "физико-психологическое" был, как известно, принят научно-художественной комиссией для обозначения отделения Академии, заведующим которого и стал Кандинский. Здесь в последовательно намечаемых Кандинским подступах к анализу элементов искусства меняется ориентация его художественно-научной мысли. Соответственно меняются и исследовательские акценты. Например, привлекает внимание взаимоотношение понятий физиология, физика, психология в планах исследования элементов искусств.

В программе, составленной для ИНХУКа, физиологии отводилась роль первотолчка психического переживания: "Воздействие физиологическое должно быть только мостом к выявлению воздействия на психику"5. Это положение остается важным для Кандинского и в Академии художественных наук. Здесь в одном из первых вариантов художественно-научного исследования искусства — "Плане работ секции изобразительных искусств", — помимо необходимости выяснения физической сущности элементов искусства, называется физиология: "Элементы изучаются:

а) по их сущности — часть физико-химическая,
б) по их воздействию на человека — часть психо-физиологическая"6.

Затем ориентация художественно-научной мысли Кандинского меняется. В последовательно намечаемых подступах к анализу элементов искусств ставятся другие акценты. В варианте следующего плана работ — "Основные элементы живописи" — акцент ставится на физике и психологии. Исследования элементов искусств проводятся с помощью данных о материи и данных науки о душе: "Изучение основных элементов живописи должно вестись приемами физико-психологическими"7.

В других посвященных анализу элементов искусств докладах, прочитанных Кандинским в Академии художественных наук, также должны были ставиться соответствующие акценты. Однако ни развернутое содержание докладов, ни тезисы их пока неизвестны8. Мы можем только назвать их:

1. "План работ Академии в области изобразительных искусств" (21.VI-21 г.) — зачитан Кандинским при открытии Академии;
2. "Сообщение председателя физико-психологической комиссии В.В. Кандинского по поводу выработанного комиссией систематического плана научных работ Академии в психофизическом направлении" (22.VIII-21 г.);
3. "О работе физико-психологической комиссии" (26.VIII-21 г.) — выступление, дополнительное к предыдущему;
4. "О плане работ физико-психологического отделения" (15.XII-21 г.) — прощальное выступление Кандинского перед отъездом в заграничную командировку в Германию.

В указанных выше двух выступлениях, следующих друг за другом с промежутком в несколько дней, обращает на себя внимание утверждение Кандинским плана работ Академии в психофизическом направлении и снятие термина психофизика в названии доклада "О работе физико-психологической комиссии". Обсуждение названия отделения и направления его работы остаются для нас скрытыми. Очень короткий срок отделение называлось психофизическим, потом было переименовано в физико-психологическое. Первый вариант названия сохранился в некоторых документах и в статье президента Академии П.С. Когана "О задачах Академии и ее журнала": "Наряду с деятелями искусства, психофизическое отделение объединяет представителей точных наук. Методом работы служат наблюдение и эксперимент над содержанием и процессами художественного творчества и над произведением искусства во всей его сложности как над психофизическим объектом"9.

Совместный анализ искусства деятелями искусства и науки Российской Академии художественных наук (РАХН), привлекший художественную и научную элиту Москвы конца 1910-х — начала 1920-х годов, еще ждет своего освещения.

На фоне всеобщей увлеченности совместным анализом искусства повторно обращает на себя внимание предпочтение Кандинским понятия "художественное" перед понятием "научное". В унисон этому звучит определение ведущей роли художественной интуиции, высказанное сотрудником Российской Академии художественных наук, философом С.Л. Франком, в докладе "Значение искусства для научного знания", прочитанном 30 августа 1921 г.: "Художественная интуиция имеет значение путеводного света для научного знания. Примеры: научное творчество Леонардо да Винчи и Гете, значение художественной драмы и романа для истории и психологии, связь музыки и математики в пифагорействе, постижение психологических и социальных проблем через изучение ритма"10.

К решению психофизики РАХН приступил с сентября 1924 г., когда Кандинский уже был в Германии, но еще значился в числе сотрудников Академии.

Психофизическая лаборатория была утверждена постановлением правления Академии 26 сентября 1924 г. Программу научно-исследовательской деятельности лаборатории разрабатывал заведующий философским отделением Г.Г. Шпет (поступивший в Академию летом 1921 г. совместно с В.М. Экземплярским).

Основная задача лаборатории заключалась в изучении "психофизических процессов, входящих в акт эстетического восприятия и суждения эстетической оценки, а также в деятельность художественного творчества".

Как этапы решения этой задачи программа предусматривала следующие исследования:

"1) объективные условия суждения эстетической оценки преимущественно в сфере зрительных впечатлений и звуковых;
2) субъективные моменты эстетического восприятия и элементы художественного творчества;
3) физиологическая симптоматика эстетического представления;
4) индивидуальные различия в области эстетического восприятия реакции в области эстетического творчества;
5) генезис суждений эстетической оценки и художественного творчества; 6) творчество и восприятие субъектов патологических и примитивных или дефективных и этнопсихологическое исследование художественного творчества"11.

Психофизическая лаборатория, совокупно со всем физико-психологическим отделением, продолжала заданный Кандинским художественно-научный поиск условий зарождения синтетического искусства. Совместные заседания лаборатории и отделения часто проходили под председательством Г.И. Челпанова — основателя (в 1912 г.) и директора (до ноября 1923 г.) Московского психологического института, последователя идей психофизического параллелизма, автора солидных экспериментальных исследований по восприятию пространства и времени — темы, как известно, чрезвычайно важной для Кандинского.

Направленность на утилитарно-прикладной характер результатов работ Академии, задаваемая Кандинскому научно-художественной комиссией в период организации Академии, с годами стала возрастать.

И постепенно, по мере отдаления Кандинского, идея исследования психофизических основ элементов искусств с целью создания синтетического искусства, положенная Кандинским в основу деятельности физико-психологического отделения Российской Академии художественных наук, теряла силу и действенность.

Примечания

1. Вундт В. Фантазия как основа искусства. СПб., 1914.

2. Кандинский В.В. Текст художника. Ступени. М., 1918. С. 52.

3. Кандинский В. Основные элементы живописи // Вопросы искусствознания' 1/94. М., 1994. С. 300.

4. Перцева Т.М. Кандинский и ГАХН // Василий Васильевич Кандинский. 1866-1944. Каталог выставки. Л., 1989. С. 59.

5. Советское искусство за 15 лет. Л., 1933. С. 126.

6. Перцева Т.М. Указ. соч. С. 64.

7. Кандинский В. Основные элементы живописи. С. 303.

8. Перцева Т.М. Указ. соч. С. 57, 59, 60.

9. Коган П.С. О задачах Академии и ее журнала // Искусство. 1923. № 1. С. 4.

10. ГАХН. Отчет 1921-1925. М., 1926. С. 64.

11. РГАЛИ. Ф. 941. Оп. 1. Ед. хр. 2. Л. 89.

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Главная Биография Картины Музеи Фотографии Этнографические исследования Премия Кандинского Ссылки Яндекс.Метрика