Василий Васильевич (1866—1944)
Жизнь и творчество

На правах рекламы:

Морской контейнер доставка контейнеров.



Художественная педагогика

Еще и сегодня обучение искусству по большей части рассматривается как особая область, которая с вопросами "всеобщего" образования почти совсем не имеет точек соприкосновения.

с другой же стороны, понятие "всеобщего" образования абсолютно запутано. Правомерно утверждать, что в наше время не может быть всеобщего образования без "и".

напротив, имеется бесконечное множество "специальных образований", никак не связанных ни с всеобщим образованием, ни друг с другом.

так, сегодняшнее обучение искусству имеет целью специальное образование, ограниченное в самом себе, так же как специальное образование для медиков, юристов, инженеров, математиков и т.д.

это положение вещей противоречит взгляду, что обучения искусству как такового вообще быть не может, потому что искусству невозможно ни научить, ни научиться: искусство — это дело чистой интуиции, которая не вырабатывается принудительным путем или путем обучения.

значительное наследство XIX века — крайняя специализация и следующее за этим разъединение обременяет все основные области нашей жизни, заводит все дальше в тупик и вопросы художественного обучения.

удивительно, как мало сделано выводов из событий последнего десятилетия и как редко рассудок замечает смысл великого "сдвига".

этот внутренний смысл или внутреннее напряжение дальнейшего "развития" должны лечь в основу любого обучения; деление постепенно заменяется соединением. "Или — или" должно освободить место "и".

более не может быть возможным специального образования без общечеловеческой основы.

то, что отсутствует сегодня в любом обучении почти без исключения, — внутреннее "мировоззрение" или "философское" обоснование смысла человеческой деятельности. Странным образом даже сегодня из молодых людей воспитывают специалистов устаревшим, внутренне мертвым способом, специалистов, которые могли бы быть нужны во внешней жизни, но которые редко представляют собой чисто человеческую ценность.

обучение сводится, как правило, к более или менее принудительному накоплению отдельных знаний, которыми молодежь должна овладеть и без которых она не может начать свой "предмет". Естественно, что при этом способность соединения, или, другими словами, способность синтетического наблюдения и мышления, оказывается так мало выявленной, что она по большей части гибнет.

главной целью любого обучения должно являться развитие возможностей мышления одновременно в двух направлениях:

1. аналитическом и
2. синтетическом.

итак, мы должны использовать наследство прошлого столетия (анализ — разъединение) и одновременно через установку на синтез дополнить и углубить, чтобы молодежь получила способность найти и обосновать живую, органичную связь областей, кажущихся далеко друг от друга расположенными (синтез=соединение).

тогда молодежь оставила бы ставшую неподвижной атмосферу "или — или" и последовала бы в гибкую живую атмосферу "и" — анализ как средство к синтезу.

Из этого легко сделать вывод, что

1. главная основа любого образования или любого обучения всегда остается поэтому одной и той же,
2. так, художественное обучение ничем не отличается от обучения любой другой специальности и.
3. в первую очередь важно не чему учить, а как.

пункт 3 не должен восприниматься парадоксально.

возникшее во времена разъединения суеверие, что существуют различные способы мышления, а следовательно, и творческого труда, отвергается с точки зрения "и": способ мышления и процесс творческого труда мало чем отличаются между собой в различных областях человеческой деятельности — будь то искусство, наука, техника и т.д.

в значительной степени потребность предоставления специальных знаний (обучение) удовлетворяется с накоплением этих знаний — в первую же очередь нужно найти способность развить и культивировать аналитически-синтетические возможности мышления.

не требует дальнейшего доказательства, что идеальное обучение любому "предмету" должно состоять из двух частей, неразрывно связанных между собой:

1. приобщения к аналитически-синтетическому наблюдению, мышлению и действию, и
2. систематического сообщения специальных знаний и овладения ими.

это, само собой разумеется, относится и к художественному обучению.

искусству фактически невозможно выучиться, точно так же как и творческой работе, как в науке и технике нельзя ни научить, ни научиться изобретательству.

великие эпохи искусства всегда имели свои "учения" или "теории", которые были так же сами собой разумеющиеся в своей необходимости, как в науке был и есть случай. Эти учения не могли заменить элемента интуиции, потому что знание само по себе бесплодно. Достаточно удовлетвориться задачей обрести материал и метод. Плодотворна интуиция, которая этот материал и метод использует как средство к цели. Однако цель не может быть достигнута без средства и в этом смысле интуиция была бы так же бесплодна.

никакого "или — или", но "и".

художник работает, как и любой другой человек, на основе своих знаний, с помощью своего мышления и интуиции.

в этом случае художник ничем не отличается от любого творческого человека.

его работа закономерна и целесообразна.

Комментарии

Впервые: Kunstpädagogik // Bauhaus (Dessau). 1928. №2-3. S. 8, 10—11.

Статья "Художественная педагогика", как и статья "Значение теоретического обучения в живописи" (1926), была написана в ответ на дискуссию "Что такое искусство? Зачем нужна теория искусства? В чем заключается обучение искусству?" и относится к статьям, в которых Кандинский излагает свои взгляды на проблемы художественного образования.

Текст публикуется по оригиналу, в котором абзацы начинаются со строчной буквы.

Перевод с немецкого H.H. Дружковой

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
Главная Биография Картины Музеи Фотографии Этнографические исследования Премия Кандинского Ссылки Яндекс.Метрика